Общество

Адвокаты по делу Шестуна получили важную улику

В их руках оказался документ, указывающий на то, что обвинения во взятке — оговор. 

В ходе судебного процесса по делу экс-главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна его адвокаты неоднократно ходатайствовали о приобщении к материалам дела Досудебного договора о сотрудничестве, подписанного 13 ноября 2018 года Татьяной Гришиной. Прокуроры выступали категорически против, заявляя, что данный документ не имеет отношения к делу Шестуна…

Но как только это соглашение попало в руки защитников, стало ясно, почему прокуратура так противилась этому, ведь в документе есть прямые отсылки к главе Серпуховского района. 

Для тех, кто не столь пристально следит за этим процессом, надо напомнить, что Татьяна Гришина (в прошлом директор департамента Серпуховского района по обеспечению деятельности учреждений здравоохранения, физической культуры, спорта, туризма и молодежной политики) в 2018 году стала фигуранткой уголовного дела о мошенничестве на 1 млн. ₽. Ее арестовали и направили в СИЗО. Вскоре она сменила адвоката, им стал Михаил Жданович, поменяла свои показания относительно Александра Шестуна, подписала договор о досудебном сотрудничестве со следствием, обвинив бывшего главу района в получении взятки. После этого была отпущена из изолятора…

На основании ее устных показаний, не подкрепленных никакими доказательствами (аудио- видеозаписи, принятие подозреваемого с поличным), в деле Шестуна появился новый эпизод. Слов свидетельницы, которой грозил реальный тюремный срок, следственным органам оказалось достаточно, чтобы обвинить Шестуна в коррупции.

В конце октября 2020 года запрашиваемый договор был предоставлен стороне защиты.

Изучив документ, адвокаты Шестуна пришли к выводу, что он заведомо создавался без цели, для которой досудебные соглашения заключаются. Такие соглашения появляются в случае, если лицу известно о совершенных преступлениях или о лицах, которые их совершили или о месте хранения объекта преступления. Но лицо не сообщает информацию следствию, пока не получит гарантии того, что будет осуждено на минимальный срок. Для этого, собственно, заключается договор.

В данном случае те сведения, которые написаны в досудебном соглашении, подписанном Татьяной Гришиной, во-первых, уже частично известны следствию, во-вторых, они никогда не будут получены следствием ввиду того, что их не существует в природе. Например, по соглашению, Гришина обязалась сообщить о «…заключенных контрактах на охранные услуги, где, согласно договору, объектом являлись бюджетные организации, а фактически осуществлялась охрана недвижимости главы Серпуховского муниципального района…».

На момент подписания бумаги Татьяна Гришина отлично понимала и «во-первых», и «во-вторых»…

Еще о техническом характере этого документа говорит то, что он не был реализован. Приговор Тушинского суда в отношении Гришиной не учитывал досудебное соглашение. Гришина не выполнила (и не могла выполнить) условия досудебного соглашения, но, что самое важное, в момент его подписания она получила основание для применения к ней изменения меры пресечения. Из СИЗО она вернулась домой, то есть мера пресечения стала разменной монетой, которая использовалась, чтобы заставить Гришину давать показания против Шестуна. Естественно, реальная суть таких соглашений (свобода на оговор) оговариваются исключительно устно, а вот досудебное соглашение показывает, каким образом были получены показания Гришиной против Шестуна. Этот документ — ключ ко лжи Гришиной.

Инициатором заключения такого рода досудебных соглашений всегда выступает лицо, обладающее информацией. Ходатайство поступает от самого подозреваемого (обвиняемого) или от его защитника…

Здесь стоит сделать небольшую ремарку. Адвокатом Татьяны Гришиной на тот момент являлся Михаил Жданович. Известно, что до мая 2011 года он был помощником серпуховского прокурора и был арестован вслед за свои шефом Олегом Базыляном в рамках громкого уголовного процесса о подпольных казино в Подмосковье. Единственным заявителем по этому делу был… глава Серпуховского района Александр Шестун.

В отношении Ждановича было возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 290 УК РФ (взятка в особо крупном размере. Он обвиняется в получении 1,3 млн рублей от организаторов подпольных игорных заведений). Но прокуратура Московской области отказалась утверждать обвинительное заключение. И еще один нюанс: на момент ареста Ждановича его супруга являлась… личным секретарем генпрокурора России Юрия Чайки.

Продолжая историю доследственного соглашения Гришиной, нельзя исключать и того момента, что инициатором подписания данного документа выступили следователи СК России или прокуратура…

Комментарии