Общество

Шестун. Суд. День двадцать второй. 6.08.2020

В Подольске продолжает слушаться дело экс-главы Серпуховского района.

Доброго дня, дорогие читатели! Сегодня мы вновь возвращаемся в Подольск на заседание по делу бывшего главы Серпуховского района Александра Шестуна, которое разбирают по существу.

Сегодня на заседании присутствует в качестве слушателя и наблюдателя Антонина Обеднина — координатор движения «Поморье не помойка» (Шиес).

Напомним, Шестун продолжает объявленную ранее голодовку. Он сообщает, что вес его стремительно уменьшается, что связывает с беспрерывными поездками в суд. Сегодня его вес составляет 84,5 кг, то есть минус 9 кг от изначального.

Сегодня слушания начались в 11.30.

Судья Юферова в начале заседания призвала Шестуна отказаться от голодовки, подсудимый отказывается и ходатайствует о запрете на курение стражей порядка в автозаке и в здании суда. Суд обещает принять меры.

В заседание вновь вызван свидетель Дыев Евгений Викторович.

Почти два часа прокурор зачитывал показания Дыева, данные им в Следственном комитете. Затем был объявлен перерыв на обед. Все стороны явно устали. Во время паузы, уже за дверями зала, свидетели обсуждали, как им отвечать на вопросы. (Напомним, вчера Дыев от части протоколов отказался. Со стороны было заметно, что на него оказывали давление судья и сторона обвинения).»

***

Параллельно с этим Антонина Обеднина в перерыве высказала свое мнение о суде над Александром Шестуном. 

***

После обеда продолжился допрос свидетеля Дыева.

После вопроса представителя гособвинения о том, подтверждает ли он свои показания, данные в Следственном комитете, свидетель дал положительный ответ.

Адвокат Белов: Вы говорили, что Шестун был заинтересован в оформлении земли в Борисово. Вам известен порядок согласования сдачи в аренду или продажи участков в администрации района?

Дыев: Нет.

Белов: Вам известно, соблюдался ли существующий порядок при сдаче в аренду и продажа дальнейшая его?

Дыев: Не знаю.

Шестун: Вы сказали, что приобретали участок на улице Карпова и построили себе дом. По какой цене вы приобретали участок?

Дыев: Не помню, не по кадастровой.

Шестун: На каком основании вы сказали, что земельные участки предоставлялись на улице Тимирязева через фиктивные торги? Откуда такие выводы? Вам известны участники торгов?

Дыев: Нет, не известны.

Шестун: На каком основании тогда вывод?

Дыев: Мне были предоставлены документы следствием, где были мои подписи, Ветрова. Мне не известно.

Шестун: А почему вы утверждаете, что фиктивно?

У Шестуна заторможенные интонации из-за голодовки.

Шестун: Вы покупали участки уже у собственника, а не у администрации. Почему фиктивно?

Дыев: (думает). Не могу сказать.

Судья Юферова зачитывает показания Дыева, про фиктивную продажу участков на улице Тимирязева и просит пояснить слова Дыева.

Дыев: Я пришел в Регпалату, поставили подписи и все, ни денег, ничего.

Шестун: Там звучало слово «фиктивные торги»  и «фиктивные договора купли-продажи». Поясните.

Дыев молчит.

Юферова: Дыев?

Дыев: Я затрудняюсь ответить.

Шестун: Почему торги фиктивные? Не проходил конкурс? Были нарушения? Не было необходимого количества участников?

Дыев: Я ничего не могу утверждать.

Белов: Вам известны факты незаконного завладения Шестуном и Криводубским земельными участками и имуществом Серпуховского района?

Дыев: Нет.

Шестун: Вам известно, чтобы проводились фиктивные торги и тендеры не только по участкам, но и по строительству?

Дыев:  Нет, неизвестно.

Шестун: Вы в своих показаниях вчера сказали, что Криводубский ни разу вам не угрожал. Но сегодня говорите, что его боялись. Почему?

Судья Юферова перебивает, мол, свидетель говорил, но дает ответить.

Дыев: Он был руководителем моим, мог разорвать со мной договор аренды, я бы потерял место работы. Вот из-за этого.

Шестун: Вам предлагали места другие площадки с более выгодным положением, чем «Браво»?

Дыев: Нет. Мы и не рассматривали другие площадки.

Шестун: А кто из вас старше по должности — вы или Самсонов?

Дыев: Самсонов, он пограмотней меня.

Шестун: Кто из вас вел переговоры с Криводубским по арендной плате?

Дыев: Самсонов.

Белов: Чем вы можете подтвердить роль Шестуна в развитии бизнеса Криводубского? Документы, факты?

Дыев: Не понимаю вопрос.

Белов: Чем можете подтвердить, что Шестун получал прибыль от бизнеса?

Дыев: Ничем. Только предположение. Они друзья с Криводубским. И жил он не по доходам.

Белов: Вам известен уровень доходов Шестуна?

Дыев: Нет.

Белов: Откуда же вы делаете вывод, что он жил не по доходам?

Судья Юферова снимает вопрос.

Шестун: Просил ли я вас участвовать в качестве директора или учредителя где-либо, задавал ли вопросы коммерческого или материального характера?

Дыев: Никогда.

Белов: Вы сказали, что подтверждений участия Шестуна в бизнесе у вас нет. Чем объясните, что в протоколе много раз эта фраза за вашей подписью присутствует?

Дыев: Не знаю.

Белов: Вы сообщали эти слова следователю?

Молчание

Сметанина: Вы указывали, что 1 декабря 2015 года Семенова продала земельный участок и незавершенный дом и гараж Алексееву Н.Н., тестю Шестуна. «Я также считаю, что сделка была фиктивной». Хотела уточнить, на основании чего вы делали вывод о фиктивности?

Дыев: Молчание.

Юферова: Ну, вы же сказали, что подтверждаете показания. Подтвердите!

Дыев: Не знаю!

Сметанина: Что значит сделка фиктивная?

Дыев: Когда деньги не передаются.

Сметаниниа: А вы присутствовали при передачи или не передачи денег? При заключении данного договора?

Дыев: Нет.

Сметанина: Откуда же вам тогда известно, что сделка фиктивная и покупатель не передавал деньги?

Дыев молчит. 

Судья Юферова просит еще раз зачитать данный абзац, на который свидетель не может дать ответа. Сметанина снова зачитывает. Дыев молчит…

Дыев: Все делалось быстро. Землю опять перепродали.

Сметанина: Вам известно, передавались ли деньги по данному договору?

Дыев: Нет, не известно. Я понимал, что на меня был оформлен участок, который принадлежал по факту Шестуну, с целью сокрытия его доходов. 

Шестун: Каким образом я мог скрыть доходы, если я все оформил на себя? Я вписал этот участок в декларацию о собственности. В чем же я скрыл?

Дыев: Не знаю, что сказать.

Шестун: Может, вам следователь подсказал?

Дыев: Может быть…

Шестун: Охарактеризуйте Самсонова.

Дыев: Хороший человек и семьянин, коммуникабельный, спортивный, лучший друг.

Шестун: Способен вас обмануть?

Дыев: Нет.

Шестун: Охарактеризуйте Криводубского.

Дыев: Хороший человек, воспитанный, культурный. Не подумал бы, что он может быть мошенником.

Шестун: На чем основаны слова о мошеннике?

Дыев: Я такого не говорил.

Шестун: Способен он на обман?

Дыев: Думаю, нет.

Шестун: Охарактеризуйте меня.

Дыев: Сильный, умный, хороший семьянин, любил район очень.

Шестун: Способен я на обман?

Дыев: Думаю, нет.

***

Дыев прокомментировал допрос в СК: «Я больше волновался, не понимал ничего. Много было общих вопросов, они скатывались в большой ком. И ответы мои… Следователь меня не понимал, приходилось все переворачивать. Я долго пояснял, что ООО «Браво» и магазин «Браво» — разные организации, но он в показаниях все равно все смешал.

Дыев: Со мной мой папа приезжал, как я потом узнал. Был разговор, что твой отец, ты. Пока вы не ответите, домой не поедете. К следователю привезли к 9 утра». (Перед этим в доме Дыева шел многочасовой обыск).

Шестун: Угрожали арестовать вашего отца?

Дыев: Говорили, что папа был учредителем ООО «Макрос», надо сотрудничать и рассказывать. Я говорил, что не знаю, что рассказывать, что вы хотите? Прозвучала фраза про арест, но прямой не было.

Шестун: Как прозвучала?

Дыев: Точно не помню.

Сметанина: Один следователь проводил допрос?

Дыев: Нет, 3-4. Лысов, Разиньков, Пряхин и еще одного не помню.

Сметанина: Следователь пытался оказать на вас давление с помощью наручников?

Юферова: Это более чем некорректный вопрос не этичный! Еще раз прозвучит такой вопрос, будет сделано замечание.

Сметанина: Сколько допрос продолжался?

Дыев: С 9 утра, вышел в два часа ночи. 

Белов: 17 часов продолжался допрос.

Свидетель просит показать ему один из протоколов допроса. Никто не возражает. 

Судья Юферова сама ему решила показать, чтобы сверить, он или не он подписи ставил.

Судья Юферова переспрашивает: «17 часов длился допрос?». Дыев подтверждает, да 17 часов.

*** 

Объявлен перерыв до 15.40

***

Уже неоднократно свидетели давали понять, что в ходе допросов на них оказывалось давление со стороны следователей. В частности, можно вспомнить показания свидетеля Тихомировой, которая прямо заявила об этом. Сегодня же свидетель Дыев дал понять, что давал показания, находясь под эмоциональным прессингом. В частности, на суде прозвучало, что следователи произносили фразу «арест отца» во время допроса Дыева, допрос длился 17 часов (!), некий сотрудник ФСБ в машине по дороге достал нож и отрезал себе рукав. Затем накинул куртку и сказал что если он не будет отвечать, то тот снимет куртку и за нападение на сотрудника посадит. 

Надо отметить, что похожий элемент давления был оказан на свидетеля Владу Русину. Во время транспортировки в Следственный комитет сопровождающий ее капитан ФСБ, старший оперуполномоченный СЭБ УФСБ по Москве и Московской области Егор Носов кинул ей на колени пистолет. По этому поводу Русина обращалась с жалобой в УСБ ФСБ России.

В результате морального давления  отец Дыева тяжело заболел и сейчас прикован к кровати. Сам Дыев морально сломлен и запуган. Напомним, что накануне участники процесса были свидетелями давления на Дыева со стороны судьи и гособвинения во время дачи показаний.

Не исключено, что по этой причине суд по делу Шестуна пытаются максимально закрыть от наблюдателей, прекратив свободный доступ на заседание под предлогом профилактики коронавируса.

***

Допрос свидетеля Дыева завершился. Новый свидетель Владимир Владимирович Вахмистров —  старший менеджер департамента недвижимости сети гипермаркетов «Лента».

Вахмистров: Мы искали участок для размещения ТЦ. В Серпухове было несколько человек, некий Ерошкин тут занимался строительством, с ним мы познакомились, он познакомил меня с риэлтором, и тот нашел участки в деревне Борисово. Принцип у нас такой: если мы покупаем участок, то через год мы должны открыть магазин. Мы не рассматриваем участки, где процедура занимает много времени. Мы прорабатывали все с Сергеем Самсоновым, потому что он управлял ТЦ «Браво», который расположен рядом, он имел реальный опыт, знал, где коммуникации и т. д.

Нам были предоставлены документы по этим участкам. Они были все разрознены. У нас в компании тоже есть много служб, которые согласовывают. Юристы сказали, что есть проблема, есть претензия прокуратуры по поводу некорректного выделения земельного участка. И мы отложили этот вопрос на один год. У «Ленты» были большие планы по развитию. Серпухов — хороший город, где большой магазин был бы востребован. На тот момент со стороны прокуратуры претензий не было, мы и вернулись к этому участку. И через год меня познакомили с Борисом Криводубским, он сказал, что готов оформить единый участок, получить техусловия и передать все документы. Участок был перерегистрирован, и без претензий будет нам предоставлен… После выноса ЛЭП мы заключили договор купли-продажи. Цена участков была по договору 160 млн рублей. Участок входил в единую территорию на Борисовском шоссе, за магазином «Браво» И проект планировки был на 11-12 га, а мы покупали 5,6 га. Заказчиком проекта был Сергей Самсонов. Торговый центр «Лента» был построен», сейчас пользуется спросом, имеет высокую посещаемость.

Прокурор: В 2012 году вам было известно, кто был собственником земли?

Вахмистров: ООО «Центр», вроде, был.

Прокурор: С кем вы общались по этому участку?

Вахмистров: Нам хотелось взять один участок, а не 5, чтобы не тратить время на объединение. Общался с с Сергеем Самсоновым. Я встречался с ним в ТЦ «Браво», это была середина 2013 года, смотрел рельеф, геологию, документацию. Самсонов представлялся директором магазина «Браво» и как специалист, который занимался его строительством.

Прокурор: С компанией «ИТВ-сервис» (занималась переносом ЛЭП) кто вам сказал заключить договор?

Вахмистров: Криводубский, думаю, в конце 2013 года. Борис знал, что где как. Он человек знающий и понимающий, с ним приятно работать, у него было желание помочь. А в 2014 году между «Лентой» и «ИВТ-сервис» был заключен договор. Со стороны «ИВТ-сервис» все договоренности были выполнены, участок сформирован. Самсонов занимался получением ГПЗУ, разработкой проекта планировки. Основной договор был заключен. Право на землю получили. Параллельно, когда был предварительный договор, с Криводубским заключалось гарантийное соглашение. После регистрации земли в 2014 году мы перервали 145 млн рублей (Остальные 15 миллионов были потрачены на формирование участка, перенос ЛЭП). 

Прокурор: Кто был директором «ИВТ-сервис»?

Вахмистров: Александр Дунин. Мы с ним встречались только на регистрации.

Прокурор: Кто-то вам обещал еще какую-то поддержку?

Вахмистров: Была максимальная поддержка администрации. Часто приходишь где-то и тебе начинают вставлять палки в колеса, а тут нет. Строители ни на что не жаловались.

Прокурор: Почему про администрацию вы говорите, а не о другой организации? Почему именно оттуда поддержка?

Вахмистров: Все разрешительные документы согласовывает администрация, ее разные службы. Какие-то другие структуры не участвуют.

Прокурор: Вам это сказали или вы предположили, что поддержка будет оттуда?

Вахмистров: Криводубский говорил, что район заинтересован в приходе крупного инвестора, организации рабочих мест.

Прокурор: Можете вспомнить точные даты всех сделок и встреч, номера кадастровые участков?

Вахмистров: Даты подписания договоров есть на договорах. 

Прокурор: А вы все их помните?

Вахмистров: Когда мы со следователем разбирались, у меня на руках были документы, которые меня просили предоставить по истории этого участка. Не то что я помню, у меня был на руках договор со всей информацией. Это ясно и понятно. Номера платежных поручений и ни тогда, никогда не помнил.

Прокурор: Стоимость кадастровая земельного участка в Борисово?

Вахмистров: Я думаю, в пределах 100-150 млн рублей. Я предполагаю. Точно — надо смотреть кадастровую карту.

Белов: Владимир Владимирович, механизм формирования стоимости покупной можете обрисовать?

Вахмистров: Цена была предложена Борисом Криводубским. В мои полномочия не входит проведение торга. Я просто передаю эту цену руководству. Оно высчитывает прибыль с продаж по формуле и говорит, сколько готово заплатить за участок. Эта цена комфортная была и была даже ниже, чем мы были готовы заплатить.

Белов: Можно сказать, что цена была рыночной?

Вахмистров: Да. За 9 лет работы в «Ленте» мы покупали от 150 млн рублей в Раменском до 490 млн рублей на Ярославском шоссе.

Белов: В 2012 году, когда вы в первый раз смотрели участок, в каком он состоянии находился?

Вахмистров: Он был частично заросший и отсыпан частично строительным мусором. 

Белов: Как он был обеспечен под ваши нужны в тот момент?

Вахмистров: Ниже среднего на 2012 год. ТЦ «Браво», который рядом работал, и продуктовый, когда они рядом, они лучше работают.

Вахмистров по сути говорит о том, что факт наличия «Браво» рядом автоматом поднимал цену на соседний участок, который предложили «Ленте».

Шестун: Были ли другие площадки в районе? Не рассматривался ли вопрос о приобретении земель сельскохозяйственного назначения и перевода их в другую категорию?

Вахмистров замечает, что перевод земли сельхозназначения в землю поселений — история нескольких лет. «А в правилах «Ленты» никогда не покупать участок, на котором через год нельзя открыться».

Шестун: Было ли объявление о продажи данного участка или вы просто где-то узнали?

Вахмистров: Нет, объявления не было. В каждом районе есть люди, которые знают пустые участки на территории, мы через такого человека и нашли.

Белов: Возвращаясь к техсостоянию участка, а в каком состоянии участок подошел к купле-продаже? Вы говорили про ЛЭП, речку…

Вахмистров: Участок пересекала ЛЭП, ее вынесли за 15 млн рублей за пределы.

Шестун: Вам известно, что там был большой перепад высот?

Вахмистров: Да, природный довольно крутой спад, была довольно большая площадь отсыпана.

Белов: Был проект планировки территории на большую площадь Самсоновым? Что-то было вместо «Ленты»?

Вахмистров: Да, там было еще несколько складов, которые не были построены. Проект планировки был один под «Ленту», другой — под «Браво».

Сметанина: Как можете охарактеризовать Криводубского?

Вахмистров: Деловой, общительный, активный, позитивный, знающий дело.

Шестун: Он держал свое слово?

Вахмистров: Да, все, о чем договаривались, все делалось со стороны Самсонова и со стороны Криводубского.

Шестун: А Самсонова охарактеризуйте.

Вахмистров: У меня не было ни с кем негативных моментов.

Белов: При составлении юридического заключения возникли ли сомнения в праве собственности?

Вахмистров: Заключение было положительным, поэтому инвесткомитет только после этого заключил предварительный договор. Юридическое заключение делали фирмы на аутсорсинге. Я их не помню.

Белов: Следственный комитет изучал юридическое обоснование?

Вахмистров: Не знаю.

Белов: Вам известно, где юридическое обоснование хранится сейчас?

Вахмистров: Не знаю.

Белов: А где в принципе хранятся документы такие?

Вахмистров: В Санкт-Петербурге, а я в московском офисе работаю.

Юферова: Цена соответствовала объективной на участки?

Вахмистров: Думаю, что да. Даже не очень высокая. С другой стороны, на участке есть ряд технических сложностей. Цена объективная.

Юферова: Со стороны «Ленты» кто подписывал договор?

Вахмистров: Гендиректор.

Юферова: Почему именно этот участок? Как вы узнали?

Вахмистров: Я называл, Алексей Ерошкин был такой товарищ, строитель из Серпухова. Я к нему приехал по рекомендации из Истринского района. Мол, он все знает и поможет найти. Дальше был риэлтор Максим местный. И тогда первые шаги начали.

Юферова: А риэлтор откуда взялся?

Вахмистров: Ерошкин познакомил. Его фамилию не помню. Позже познакомился с Самсоновым и Криводубским.

Юферова: А как от риэлтора к Самсонову вы попали?

Вахмистров: Мы приехали с риэлтором смотреть участок, где и познакомились с Самсоновым.

Юферова: А дальше?

Вахмистров: Криводубский позже возник, когда Самсонов, вроде, предлагал взять участки и заниматься. Я пояснил, что мне начальство не согласует такой вариант.

Юферова: Самсонов пояснил, что Криводубский имеет какое-то отношение к участкам?

Вахмистров: Сразу нет. Самсонов выступал как эксперт.

Юферова: Вы интересовались, кому участки принадлежат?

Вахмистров: Я когда увидел бумаги, там было ООО «Центр» и Самсонов.

Юферова: Еще раз. Первый момент, когда вы увидели участок, и когда вышли на сделку? Характеристика участков — как было и стало?

Вахмистров: ЛЭП вынесли, там был природный рельеф и отсыпка была произведена большая. Овражек был, отсыпан. И у нас была для строительства уже была ровная площадка.

Юферова: Первый раз был склон, а когда вышли на сделку, было ровное?

Вахмистров: Был отсыпан участок уже в самый первый раз. В 2008-2010 годах, не знаю. Явно было видно, что грунт ввозили машины. А к моменту сделки еще и была вынесена ЛЭП.

Белов: Участок был то есть отсыпкой подготовлен к строительству в какой-то мере?

Вахмистров: Возможно. Я не строитель. Но там уже был не природный рельеф.

Белов: Когда Самсонов предложил купить разрозненные участки, он назвал цену?

Вахмистров: Нет.

Белов: Какие-то коммуникации, идущие к «Браво», «Лента» использовала?

Вахмистров: Я не знаю. На время строительства по времянке они нам давали электричество.

 ***

Допрос свидетеля Вахмистрова закончен. Следующий свидетель Дунин Александр Геннадьевич (в прошлом — генеральный директор ООО «Ока-ФМ»). Его допрос начался сегодня, но опросить его не успели, в 18.20 заседание было завешено. Следующее слушание назначено на 7 августа, на 10.30.

Комментарии