Общество

Шестун. Суд. День пятьдесят девятый. 26.10.2020

Экс-главе Серпуховского района не дают передохнуть даже в день рождения.

Заседание начинается на том моменте, на котором закончилось прошлое. Продолжается допрос Александра Шестуна, у которого сегодня день рождения. Он рассказывает про работу, связанную с металлопрокатом, своих партнеров по бизнесу.

Шестун: Черный металлопрокат я отдал в «Браво». Товарными запасами распоряжалась моя мама Семенова Зоя Михайловна.

Меня в этом зале обвиняют в незаконном предпринимательстве, но это невозможно. Невозможно быть главой района и заниматься предпринимательством, у тебя и там, и там будет плохо. Магазины были сданы Криводубским в аренду Самсонову с Дыеву, которые даже намеревались их выкупить, насколько я знаю. 

***

Адвокат Олег Белов: Вы упомянули Самсонова и Дыева. Кто это такие, какие у вас с ними отношения?

Шестун: Это были старшие менеджеры магазина «Браво» в то время, когда я занимался бизнесом, купил «Браво» и владел им совместно с Криводубским.

Весь район тогда был грязный и темный до прихода Шестуна и не считался коммерчески привлекательным, бизнесом там никаким нельзя было заниматься. И когда я купил магазин, многие крутили пальцем у виска. Но потом все наши конкуренты вместе взятые продавали меньше, чем один магазин «Браво» в Большевике. Настолько был велик оборот.

Белов: Вас известно в абсолютных цифрах, какой доход приносит товарный запас в месяц? 

Шестун: Легко посчитать, если 10% — то 4 миллиона. Есть месяца провальные, как любой магазин отделочных материалов. Летом выше, зимой ниже.

***

Адвокат Людмила Сметанина: Можете дать характеристику Криводубскому?

Шестун: Да, он очень работоспособный человек. Это полная дезинформация, что я контролировал бизнес. Он советовался со мной иногда, но крайне редко. Если мы встречались, в основном говорили про политику, про объединение города и района, про нашествие «подольских». Он весьма политизированный человек. Он деловой, очень хорошо помнит цифры, может работать с утра до ночи. Он спокойный, уравновешенный, обладает очень высокими умственными способностями, очень. И главное — работоспособность. Он как лошадь, которая тянет воз. И его, кроме бизнеса, ничего другое не интересовало. 

***

Белов: Будучи главой района, как вы относились к своему бывшему магазину? 

Шестун: Я старался в рамках закона помогать. Просил, чтобы не уводили деньги в другие муниципалитеты. Считал, что веду себя честно и патриотично.

Белов: Будучи главой, на что вы направляли свою энергию? 

Шестун: Привлечение инвестиций. Это был мой конек. И моя предвыборная программа была об этом. Я на это тратил свои силы. Если говорить не о количестве времени, а о важности. А по времени большинство занимала : строительство, дороги, ЖКХ. Но мне больше нравилось привлекать инвестиции

Белов: Перечислите заводы, которые появились. 

Шестун: Завод монетных заготовок «Гурт», «Герофарм», Серпуховский лифтостроительный завод, «Маревен Фуд Сэнтрал», рыбоперерабатывающее предприятие, «Си-Пи-Си» в Оболенске, компания, которая формирует заказы для многих известных брендов, ЗАО «Оболенское» — просто огромнейшее предприятие, построенное на деньги Американского инвестиционного фонда, еще несколько предприятий в Оболенске, построенных от начала до конца, компания «Atesi» по производству кухонь для столовых, кафе, турецкие производства, в частности, «Vitra»… Если надо, я весь список предприятий могу передать, их более 30.

***

Белов: Вы назвали термин привлечение инвестиций. Какой эффект для района это повлекло? 

Шестун: Это в интересах России, я бы так сказал. Считаю, что промышленность может вытянуть Россию, а не нефть и газ. Чем больше мы приглашали предприятий, чем больше они строились, тем выше налогооблагаемая база, новые рабочие места…

Сто раз мне задавали вопросы, когда предприятие строили: «Надо вам чего-то?» Я всегда говорил, что мне ничего не надо. Если только коммерческое жилье, которое имеет нагрузку на инфрастуктуру, то тогда обременение. Если потом, когда построитесь, захотите помогать району, пожалуйста.

Например, «СиПиСи» дарил школам очень дорогие наборы «Лего», из которых делались программируемые роботы. Они сами отдавали в школы.

У нас был Фонд благотворительный при бюджете Серпуховского района и мы финансировали все праздники, турслеты, предприниматели в бюджет охотнее платят, им легче это объяснить проверяющим органам. Но никогда я не говорил предпринимателям, что нам что-то нужно, пока не начали работать. И даже когда начали, все было исключительно добровольно.

***

Белов: Ваше отношение к должностным преступлениям? 

Шестун: Я всегда говорил, что, все, кто будет замечен в воровстве и других незаконных действиях, будут жестоко наказаны. Это было строжайше запрещено, мое отношение крайне негативное. 

Белов: А примеры вашей реакции на неблаговидные действия? 

Шестун: Я много раз писал заявления, в том числе и на сотрудников, и были возбуждены уголовные дела. Были заявления от меня в случае вымогательства денег…

Был такой случай, когда строили котельную в поселке Оболенск, была угроза, что весь поселок останется без тепла, и вмешались сотрудники ФАС, которые начали вымогать с нас деньги за то, чтобы они не сорвали конкурс. И мы написали заявление. Люди были арестованы с поличным, с наличными в руках….

***

Белов: Расскажите суду, что было вашей основной целью на посту главы? 

Шестун: Скажу честно, мной и двигало некоторое тщеславие, потому что, когда люди встречают тебя, обнимают, целуют… Мне нравилась эта работа, особенно когда у нас в бюджете большинство налогов оставалось. Я хотел и карьеру, и крупный бизнес-проект государственный. Мне намекали и на должность министра…

Белов: Какими средствами вы достигали показателей? 

Шестун: Что касается дорог. Если мы возьмем город и район, то город Серпухов за годы моей работы не построили ни одной дороги, а мы — более 20 дорог и два моста. Нефедово, Пролетарка, Паниково… Очень много деревень, куда были построены дороги. До этого была грунтовка. Я помогал и делать проекты. и согласовывать, и найти песок подешевле. Поэтому «Автодор» очень активно работал на территории Серпуховского района.

Что касается школ, то в первую очередь я занялся стеклопакетами, не только для красоты и света, но и чтобы огромные деньги не уходили на отопление. Все школы были 60-70-х годов постройки. Сделали стеклопакеты — и они показали энергоэффективность, экономия по отоплению получилась просто феноменальной.

***

Шестун: В каждую школу было приобретено оборудование для концертной деятельности, чтобы наши дети не уезжали в город на дискотеки, потому что в городе — наркотики, чужие люди, транспорт. Во все школы были куплены большие экраны плазменные, тогда это только начиналось. Установлены антенны-тарелки. Естественно, мы ограничивали программы с мультфильмами. Много говорилось про одежду. Мы дважды делали для каждого ребенка шапку с подкладкой, в виде российского флага с символом района — зубром, а также шарфы и перчатки.Мы сделали спортивную одежду с гербом района — это считалось очень модным, мы никого не заставляли надевать, но все стремились. И даже городские просили. Но главная заслуга насчет школ — удалось сохранить финансирование малокомплектных школ. Что это такое? Когда до ближайшей школы 20 км, а в классе учится по 2-3 человека. Но себестоимость образования та же: так же нужен учитель, класс, уборщица, отопление. Мне удавалось убеждать министра образования, что надо сохранять эти школы. Когда мы стояли по образованию на 7-м месте, я говорю: «Я понять не могу, у нас лучшие школы в области». А мне отвечали, что мы по содержанию самые дорогие…

***

Белов: Какие полномочия у вас были в 2003 году как у главы? 

Шестун: Я не являлся депутатом, на Совет депутатов не ходил, если меня не приглашали туда. Я был главой администрации, подписывал все постановления, распоряжения, не перекладывал ни на кого. У многих глав Московской области имелось правило — не подписывать постановление, они уполномочивают своих замов. Я всегда сам все подписывал. Если только не был в отпуске на тот момент. 

Белов: Кадровый вопрос как решали?

Шестун: Пять тысяч человек, естественно, я контролировать не мог — каждого учителя, каждого сотрудника администрации. Мной лично согласовывались замы, начальники отделов, управлений, директора МУПов…

Белов: Кадровые чистки имели место? 

Шестун: Их было очень мало. Зарплаты у районной администрации были значительно ниже, чем у городской, по формальным причинам. Мы сидели в одном здании. Поэтому мне сложно было конкурировать и проводить чистки. Но если кто-то… Например, начальник управления образования натворил что-то с торгами, его проверили — я сразу попросил его написать заявление об уходе.

***

Белов: Какие полномочия с 2003 по 2015 годы были по распоряжению землей? 

Шестун: Вся земля, которая не распределена в районе — малая часть, приблизительно меньше 1%. Серпуховский район — это леса, реки, дороги, сети различные, земли предприятий, остальное уже застроено. По сути, такой земли, которой распоряжаться может администрация, очень мало. Она на тот момент была неликвидна. Потом возрастал спрос однажды 2006-2007 год , потом упал окончательно. В полномочиях было распределение до 3 га. 

Белов: Каков механизм распоряжения земельными участками на тот период? 

Шестун: Алешина, начальник отдела потребительского рынка, очень подробно рассказывала. Делалось объявление в газете «Ока-информ» и на сайте о продаже земельных участков. Но для того, чтобы продать или отдать в аренду, его нужно сформировать. С этим были проблемы. Для того, чтобы землю купили, ее нужно поставить на кадастровый учет, сделать паспорт. И на каждом шагу были препоны. Потом оказывается, что «Газпром» или «Теплосеть» не поставили на кадастровый учет свои сети, но труба там есть. Представьте, вы все сделали, прошли по всем структурам, потом оказывается вот это…

***

Белов: Все-таки механизм… Вот приходит человек, и дальше? 

Шестун: Сначала идет к главе района, потом его направляют к заму, который занимается этой землей. Зависит от того, какая земля — сельхозназначения, рекреации или еще что-то. Потом он попадает в управление, к начальнику или сразу к специалисту. Земельное законодательство менялось постоянно. Я был как ученик, а это была самая сложная задача. Самое большое число ограничений, подводных камней.

И вот специалист занимается с тем, кто подал заявление. Если нужно выводить землю из категории сельхозназначения, этим занималось правительство Подмосковья, это была очень сложная процедура, забюрокраченная. Специалист сформировал предложение. Дальше могут быть сотни вариантов… 

Белов: Меня интересует аренда и выкуп в собственность. 

Шестун: Закон Московской области, выпущенный после того, как я избрался, упрощал предпринимателям покупку. Он мог выкупить арендуемую землю по низкой цене и развивать бизнес дальше. Многие не могли выкупить, застревали. А тут, если он строит, ему разрешали выкупить по льготной цене. Мы считали изначально, что это не очень понятный закон, не до конца верили. Далее губернатор отменил закон о 3-х гектарах.

***

Белов: Вы могли повлиять на аукцион? 

Шестун: Ни физически, ни морально не мог. Если только какое-то вредное предприятие, мы, естественно, вмешались. Или если видим заранее мошенническую схему. Мы вызывали ОБЭП. Что касается экологически опасных объектов, я был против них и писал об этом в правительство Московской области официальные письма.

Белов: Собиралась ли комиссия по вопросам земли? 

Шестун: Собиралась земельная комиссия, они решали все вопросы. Я был сторонником ее. В нее входили и Роспотребнадзор и Роскадастр. Мой заместитель Елена Базанова их все собирала, они садились и голосовали. Не было такого, что кто-то один решал. И по решению они делали перечень, который Шестун подписывал.

Белов: Листы согласования оформлялись? 

Шестун: Разумеется. Проект постановления, потом постановка на кадастровый учет, все подписывалось. 

Белов: На чем подписывалось? 

Шестун: На лицевой части написано, что за постановление, номер люди, которые берут на себя ответственность за юридическую чистоту сделки.

Белов: Что за люди? 

Шестун: В разные годы разные, Базанова, Cлухай, Рабочих, Алексеева… Начальник юротдела, управделами.

***

Белов: Какие документы проверялись вами при подписании? 

Шестун: Я никакие документы не проверял, мне секретарь приносит пачку документов, я смотрю «бегунок» — если там все подписано, я подписываю. Если там кто-то не расписался — я отправляю назад. Мне, например, говорят, что он в отпуске, но все нормально. Тогда я беру на себя ответственность и подписываюсь без человека.

Белов: Что означала подпись в «бегунке»? 

Шестун: Что все законно и необходимо для муниципалитета, что человек берет на себя ответственность за юридическую чистоту сделки. 

Белов: Отсутствие подписи является основанием для реакции? 

Шестун: Если нет подписи чьей-то, я в 90% не буду подписывать. Если только какой-то маленький участок и стопроцентный.

Следующий блок вопросов — о разделении полномочий в 2013 году. Адвокаты просят перерыв. Объявлен перерыв 30 минут.

***

 

Комментарии