Общество

Шестун. Суд. День семидесятый. 20.11.2020

Сегодня в Подольске состоялись прения сторон.

Сегодняшнее слушание по делу экс-главы Серпуховского района Александра Шестуна началось с часовым опозданием. Дольше всего ждали прокуроров. К 11.30 все участники процесса собрались. Адвокаты сразу же попросили суд 15 минут на консультацию с подзащитным. Судья Татьяна Юферова предоставила такую возможность. 

*** 

Адвокат Олег Белов возражает против действий судьи. Он заявляет о том, что стороне защиты недостаточно времени для подготовки сторон к прениям, что является нарушением права на защиту. «И даже обвинение не успело подготовиться, насколько я знаю. Ходатайствую о дополнительном времени на подготовку», — заявил Белов.

Юферова: Ходатайства такого рода не могут быть предъявлены.

Адвокат Людмила Сметанина заявляет аналогичные возражения о недостатке времени.

Прокурор Елена Сухова начинает прения.

Сухова: От лица Генпрокуратуры было поддержано обвинение в совершении преступлений по 290, 289, 159, 174 (статьи перечисляет). 

Коррупция — одно из пагубных явлений третьего тысячелетия, стало главной угрозой. Она посягает на основы госвласти и деятельность органов государственной и муниципальной власти. Установлено, что Шестун, зная об установленных запретах заниматься предпринимательской деятельностью, продолжил управлять ранее созданными организациями — «Ока-ФМ», ССПП, «ОСП», ИП Семенова, ИП Криводубская, ИП ИТВ-Сервис, с помощью Криводубского, Дунина, Самсонова… А также ООО «Ударник», «Бест», «Трей», «Кона», «Бест-строй», «Карнавал», «Сириус», «Морган», «Ольмакс», «Парк Дракино», «Агрорезерв», ЧОП «Зубр», КМБ, «Ока-информ», «Национал Юг», «Магия», Завод сухих смесей и др. Шестун всеми этими организациями управлял через Криводубкого, будучи главой района. Шестун предоставлял этим фирмам землю, не проводя конкурсы. Предоставил 7 бюджетных кредитов по минимальной ставке, а также осуществлял им покровительство, что позволяло этим юрлицам осуществлять деятельность и избегать проверок. Также через аффилированное ООО «Центр» Шестун, Криводубский и Самсонов разработали свой преступный план и похитили муниципальную землю — четыре участка в Борисово. Не намереваясь там строить торговый центр, они получили участки. И возвели там четыре домика сторожа. После этого и.о. главы района Соколов, не осведомленный о нарушениях, подписал постановление о выделении участков по льготной цене. Бюджету района был нанесен ущерб. Затем Криводубский и Шестун осуществили ряд фиктивных сделок с использованием подконтрольных ООО «Морган» и ООО «ИТВ-сервис», чтобы легализовать незаконно полученное имущество. В итоге один участок был приобретен ООО «Лента».

Далее судья говорит о взятках со стороны Гришиной.

Шестун себя виновным не признал. Сказал, что знаком с Криводубским с 90-х, вели вместе бизнес. Самсонов и Ветров также ему знакомы. Они хорошо себя зарекомендовали и впоследствии стали самостоятельно заниматься бизнесом.

В связи с избранием Шестуна на должность, он прекратил предпринимательскую деятельность и передал управление бизнесом матери — Семеновой. Вместе с тем Шестун не смог вспомнить, как был передан бизнес — продажа или дарение. Говорит, содействия и лоббирования ООО он не оказывал.

Ему известно о существовании ООО «Центр». После согласований администрация района приняла решение о выделении участка в Борисово. Из-за кризиса крупный ТЦ «Центр» построить не смог и построил несколько более мелких. Вложили деньги в участки, что увеличило их стоимость, после чего участок был продан другому собственнику, который ТЦ еще один возвел. Подробности переговоров с ООО «Лента» Шестун не знает, деньги не передавал, не получал.

Серпуховский прокурор обращался в суд о признании сделки незаконной. Есть решение суда, по мнению Шестуна, что отказано прокуратуре, сделка признана законной. По слова Шестуна, сделка проверялась службами района, а правоохранительные органы нарушений не нашли.

Продажа проходила исключительно по инициативе ООО «Центр». Процедура подписания участков в аренду — обычная практика. 

Шестун пояснил, что с Гришиной знаком с 2003 года. С 2012 по 2017 годы деньги никакие за покровительство он не получал.

В «Медвежье берлоге» он отдыхал на небезвозмездной основе. К Гришиной об оплате Шестун не обращался, кроме того с 2013 года у него не было полномочий, руководитель администрации и не может влиять на департамент Гришиной. По мнению Шестуна, Гришина его оболгала. Вместе с тем, это полностью опровергается материалами и показаниями свидетелей. нет оснований их озвучивать, все слышали.

В очной ставке Гришина подтвердила передачу денег. А именно — примерно в 2010 году она сказала Шестуну о финансировании АНО «Надежда», куда предприниматели стали переводить средства. В конце 2013 года Шестун сказал в своем кабинете, что пора делиться. И она поняла, что надо передавать взятки Шестуну. Он ее подверг жесткой критике. Получив деньги, Шестун поблагодарил ее, критику прекратил. Потом Гришина поняла, что надо в большем размере передавать.

В марте 2017 года, по показаниям Гришиной, по указанию Шестуна она приобрела спортивные тренажеры, подбором которых занималась Луговая. С целью сокрытия факта взятки ЧОП «Зубр» вывез из из «Медвежьей берлоги» обратно в «Надежду». Затем Шестун дал указание, чтобы Кривова скрылась за границей с целью ухода от ответственности. Кривова уехала в Белоруссию.

Была допрошена Луговая, которая пояснила, что Гришина никогда не скрывала и говорили про передачу взяток Шестуну за его лояльность. Водитель Гришиной — Левкин пояснил, что видел, как Гришина со свертком села в автомобиль Шестуна и вышла без свертка. Все показания полностью согласуются между собой и опровергают доводы защиты об оговоре. Этот способ защиты Шестуна с целью опорочить Гришину и уйти от ответственности. Было представлено досудебное соглашение не в рамках данного уголовного дела. К данному уголовному делу ее соглашение не относится.

Были произведены выемки со счетов организаций. Сумма наличных, снятых со счета АНО «Надежда» с 2014 по 2017, составила 21 млн руб. С ООО «Окская долина» — 2,9 млн руб. Справка полностью подтверждается показаниями Кривовой. Были осмотрены тренажеры в ДС «Надежда», Луговая подтвердила, что это именно те, которые покупались для «Медвежьей берлоги». Переписка по вотсапу между Тихомировой и Шестуном подтверждает показания свидетелей о тренажерах.

Есть документы, подтверждающие полномочия Шестуна, Соколова. Результаты ОРМ и др. Версия Шестуна полностью опровергнута. Шестун, будучи председателем Совета депутатов, не руководил администрацией, — это полностью опровергается. Установлено, что несмотря на изменения в Уставе района, он продолжал по факту руководить администрацией. При этом им специально была выбрана структура и подготовлена нормативно-правовая база, чтобы он официально не занимал должность, но все контролировал. Что подтверждается показаниями Лаврентьева. Другие сотрудники администрации тоже говорили, что неважно какой документ шел в администрацию, сначала он попадал к Шестуну, он ставил визу, что можно пускать его в дело. Все и.о. рук.администарции после Лаврентьева тоже не могли ослушаться Шестуна.

Шестун мог оказывать влияние на трудовую деятельность Гришиной. Его негативное к ней отношение подтверждается изъятыми документами. Гришиной объявлялись выговоры — в 2008, 2010 и 2012. Также Шестун своим распоряжением назначал и.о. руководителей администрации.

Шейко подтвердила в суде, что все выполняли распоряжения Шестуна. Таким образом, Шестун постоянно осуществлял функции исполнительной власти, административно-хозяйственные. Оказывал Гришиной покровительство. Это подтверждается свидетелями. Доводы, что «Медвежья берлога» ему не принадлежит, опровергается изъятыми документами и показаниями Шейко, Попова, Кирика. Оценивая показания всех свидетелей, они допустимы, достоверны и должны лечь в основу приговора.

Органы предварит расследования правильно квалифицировали действия Шестуна.

Теперь по 289 статье. На наш взгляд, показания Шестуна опровергаются показаниями свидетелей. Установлено, что для управления своим имуществом он привлек своих родственников и узкий круг доверенных лиц. Васин, Кармозин были номинальными собственниками, оформляя имущество, принадлежащее Шестуну.

Криводубский являлся фактическим управляющим бизнесом Шестуна и настолько ему доверял, что позволял самостоятельно распределять прибыли. Это подтверждено Кириком.

Доводы Шестуна, что он не знает названий юрлиц, что они не были ему подконтрольны, полностью опровергается показаниями свидетелей, в том числе, сотрудниками администрации, директоров номинальных ООО, показаниями Дунина, Попова, Кармозина…

По показаниями свидетелей, Шестун приходил на совещания, чтобы заслушать отчеты. Решал вопросы по строительству, рекламе, кадрам. Был заинтересован в развитии парка «Дракино». 

Масленица ежегодно проходила в «Дракино». Проводить или не проводить — последнее слово было за Шестуном. Сама Казакова не принимала решения и была в подчинении Шестуна.

Представитель Генпрокуратуры Сухова делает ссылку на решение Красногорского суда, говоря что Красногорский суд уже установил факт аффилированности.

***

Напомним, Красногорский суд, лишивший Шестуна и еще почти четыре десятка человек практически всего имущества, основывался при вынесении решения на показаний, данных свидетелями в СК, но не рассмотренных на тот момент Подольским городским судом. Теперь же прокуратура подкладывает это решение Красногорского суда здесь, в Подольске, в качестве базы для обвинения. При том что из 213 заявленных изначально свидетелей опрошены в Подольске были всего 56 и большинство из них заявили, что об имуществе Шестуна знают лишь с чьих-то слов, по материалам умерших журналистов, что у них «есть ощущение» и предположения. Некоторые из свидетелей напрямую заявили о давлении на них со стороны следствия и о том, что многие их слова в протоколах были не так интерполированы и записаны. Фактически никто из опрошенных свидетелей, на основании слов которых ранее было изъято имущество, не обладает достоверной информацией об имуществе и не видел каких-либо подтверждающих документов.

***

Теперь эпизод по 159.4 УК РФ (мошенничество).

Хочу сослаться на важные доказательства. Заявление и.о. главы Серпуховского района Алексея Воробьева — прошу привлечь виновных к уголовной ответственности. Также была допрошена Пупышева. Она рассказала, как земельные участки отчуждались, со ссылками на нормативно-правовую базу. Отдельно обращаю внимание на ее слова о том, что ответчик в 2018 году просил признать ничтожными сделки и вернуть землю в муниципалитет.  Арбитражный суд оставил заявление без рассмотрения.

По показаниям Шейко, Шестун не скрывал, что является хозяином магазина «Браво» и был фактическим руководителем. Что проявлял заинтересованность в отношении 4 участков в Борисово, интересовался ходом подписания документов. Самсонов часто приходил в администрацию в это время. Выводы Шестуна, что он не давал указания Соколову подписывать участки, опровергаются свидетелями. Он предоставил себе 1 день отпуска, чтобы не подписывать самому, а переложить ответственность на Соколова.

Слухай пояснял в суде, что отчуждение участков было незаконным. Шейко тоже говорила, что подписывать согласование не хотела, так как площадь земельного участка была гораздо больше площади здания. 

Свидетель Кукушкин (Валерий Кукушкин — заместитель Серпуховского городского прокурора) сообщил, что последовательно прокуратура сообщала, что сделка незаконна и вносила протесты.

Прокурор рассказывает о несуществующей норме Земельного кодекса о соразмерности участка и строения.

Следует, что предоставление земли в собственность является неправомерным. Бюджету было бы выгоднее, если бы участок находился в аренде, и «Центр» всегда бы платил за аренду. А продажа — бюджет получил только разово плату за продажу, что нецелесообразно. Ущерб является особо крупным. Полагаю, что все материалы и показания согласуются между собой. Следствие обосновано квалифицировало по 159.4 УК РФ.

Слово берет прокурор Третьяков. Он, по сути, повторяет слова Суховой, но в части продажи 4-х участков в Борисово — чуть более развернуто.

Он также говорит, что все свидетели дали хорошую характеристику Шестуну, «…но это субъективно, никаких доказательств невиновности Шестуна они не представили».

(Доказательства невиновности это что-то новенькое). Собственно, по этой причине он ставит показания свидетелей защиты под сомнение.

Прокурор Третьяков: Шестун обвиняется в четырех преступлениях, но вину не признал!

Поэтому надо избрать меру наказания — лишение свободы со штрафом и правом занимать должности. Предлагаю суду не изменять квалификацию преступлений.

Считаем его виновным и просим назначить наказание 20 лет колонии строгого режима и штраф 50 млн рублей, а также взыскать по гражданскому иску администрации городского округа Серпухов 64 млн рублей.

Объявляется перерыв до 14.30. Далее прения продолжит сторона защиты.

*** 

Шестун: Тот беспрецедентный срок, который запросила Генпрокуратура, показывает политическую мотивированность моего дела. Это наносит еще больший вред государству. По приказу Сталина сотни тысяч людей расстреливали. Гитлер сотни тысяч сжигали в печах — тоже в рамках закона. Но если Германия признала свои преступления, то Россия нет…

Судья Юферова просит сменить тему.

Шестун: Я, честно говоря, думал, у прокуратуры есть какой-то козырь, какие-то доказательства. Но все, что я сегодня услышал, — это полный ноль. Я начну по очереди.

Статья 174. Я ни одного факта не услышал, кроме «по нашему мнению». Прокурор Третьяков. говорит, что Пономарев в показаниях сказал, что по указанию Шестуна действовал. Но мы видели в суде Пономарева. Он говорил, что меня не знает и никогда со мной не общался. Какое я ему указание давал? Он же говорил, что я не давал ему указаний. В суде. То есть прокуратура говорит неправду.

Ни один человек, который здесь выступал, а допросили почему-то не всех, и если бы допросили всех, то услышали бы и дальше о подтасовке протоколов, фальсификациях, поэтому допросили не всех. Но из тех, кого мы слышали, ни один человек не сказал, чтобы Шестун давал указания стать учредителем или гендиректором. Ни один такого не сказал!

Все, что они читали про легализацию, слово «Криводубский» прозвучало раз 100. Раз по 10 — Дунин, Самсонов, Сугоняко. Но фамилия Шестун прозвучала раз или два. И то прокуратура не сослалась даже на свидетеля. Кто так сказал? Дунин тут говорил, что он слышал, что Шестун имеет отношение к компаниям информационным. А откуда он слышал? Он ответил, что конкретно не знает, что «просто говорили». Ссылаться на показания Дунина как можно? Не очень понятно.

Довод о том, что «Ленту» ввели в заблуждение, тоже несостоятелен. Потому что сам Вахрушев, представитель «Ленты», сказал, что сделка была заморожена из-за претензий прокуратуры. Как же они были не осведомлены? Вахрушев приятно отзывался о Криводубском и Самсонове, рассказал, как юридический департамент «Ленты» проверял законность сделки.

Я в своих показаниях подробно рассказал, что я не был знаком ни с ООО «Морган», ни «ИТВ-сервис». Здесь говорилось, что изначально стоимость участка была 50 млн руб. Свидетели говорят, что вышло 160 млн, так как были расходы на вынос ЛЭП и прочие расходы. К 2013 году «Браво» уже провел прокол по шоссе, привез огромное количество грунта, чтобы сравнять естественный уклон. Это все стоит весьма недешево. Десятки миллионов рублей все это стоит. Указывается как доказательство, что Лаврентьев принял совместное решение с Шестуном. Но что мы слышали? Прокуратура тут обобщает. Задавали вопрос Лаврнетьеву, как он подписывал это решение, и он тут ответил, что принял его самостоятельно. Он подозрительный и справедливый человек сам по себе. И бездеятельно не шел у меня на поводу. Я ни разу не давал ему указаний. Он же отвечал — я не такой человек, чтобы выполнять указания Шестуна. Лаврнетьев сказал — единственное, что для меня имело значение, это «бегунок». Если он подписан, то и я подпишу. Если не подпишет, то невзирая на слова Шестуна, не подпишет. Прозвучало, что Шестун подписал распоряжение о публичных слушаниях, зная что это аффилировнная компания. А разве вы не слышали показания Филатовой? Что Шестун всегда утверждал все публичные слушания, если были положительные голосования слушателей. Не было ни одного иного случая. Я у Слухая специально спросил, мешал ли я другим компаниям? Весь бизнес всегда имел равные условия. Все это подтверждают. Нет ни одного, кто бы сказал иное. Боле 1000 человек допросили в районе, был террор! Сколько имущества конфисковано, если не понравились их показания. На каком основании Генпрокуратура ссылается на Красногорский суд? Когда Красногорский суд — я там ни разу не выступал. Во-вторых, все свидетели под огромным давлением дали показания и не один не явился в Красногорск. Мы просили в Красногорске — пусть свидетели придут и выступят! Нет!

Юферова: Нас не касается сейчас Красногорский суд.

Шестун: Я отвечаю на слова представителей Генпрокуратуры.

Юферова: Оно вступило в законную силу.

Шестун: Я еще раз приведу пример тогда о сжигании сотни тысяч Гитлером и расстрелянных Сталиным. Они тоже действовали в рамках закона. Почему-то приводят мое заявление в арбитраж суд в 2018 году, чтобы вернуть суд в муниципалитет. И говорят, что Шестун не имел прав, так как был председателем Совета депутатов. Вот интересно! Двойные стандарты! Минуту назад Сухова говорила, что Шестун распоряжался всем, а сейчас говорят, что он был председателем Совета депутатов. Что за двойной подход? Говорят о свидетелях, которым нельзя верить. Сказали, что свидетелям защиты нельзя верить. Я знаю хорошо ту же Алешину, которая ни разу не соврала за всю историю.

По статье 159. Доводы Шестуна, что он не имел отношения к ООО «Центр», не подтверждаются. Какая разница — я по договору продажи или дарения передал матери магазин «Браво»? В чем тут моя вина? Почему мне это в вину вменяют?

Соколов говорит о том, что знал об аффилированности. Алексеева, Базанова… Базанова была осуждена в 2009 году, как она может что-то знать об этой сделке? Суд не передопросил свидетелей, которые были допрошены в мое отсутствие.

Приводят слова Соколова и Слухая. Во-первых, Соколов и Слухай — заинтересованные лица. Они же подписывали «бегунок». Как и Алексеева. Я не подписывал ни «бегунок», ни постановление. Естественно, они боятся за свою шкуру, попасть под уголовное преследование. Разумеется, они заинтересованы дать такие показания. Один говорит, что Соколов звонил мне утром, второй сказал, что вечером. Биллинг звонков суд отказался запросить, чтобы разрешить этот вопрос.

Такие доказательства не очень понятны. Шейко здесь же говорила о том, что эта сделка некрасивая, но законная. Мы это слышали. И тогда она это повторяла 100 раз. Вы не вызвали сюда Осипова, который говорил в показаниях в СК, что Шейко его просила…

Судья Юферова опять переибвает.

Шестун: От руководителя Росрегистрации мы слышали, от специалиста БТИ мы слышали, что сделка законна. Ведь эти госорганы решают: законна или незаконна сделка и выдают бумажки с синей печатью. Даже если бы мы отменили это постановление, оно бы не имело юридической силы. Нужно было выходить в арбитраж суд. Но кому? Прокуратура вышла зачем-то в федеральный, где им сказали и написали, что дело неподведомственно федеральному, идите в арбитраж. Господин Кукушкин посмотрел арбитражную практику и увидел, что перспектив у него нет. Хочу привести в пример мэра Протвино Баженова, который выкупил участок под забором. Дело было возбуждено и закрыто за отсутствием состава преступления. В этот же период времени. Потом законодательство через 3-4 года и правда изменилось, появилась норма о несоответствии, но на тот момент времени (2010 год) сделка была законна.

Теперь о разговоре Криводубского с Черкасовой, что они возвращают какие-то суммы. Я вообще ничего не увидел криминального, когда слушал. Это обычный разговор предпринимателя с бухгалтером. В чем там криминал? Они героин что ли пакуют? Чем незаконным они занимаются? Они говорят, куда и какую сумму перераспределить. Что тут такого? Листочек прикладывают к документам. Привязывают, мол, Шестун влиял. Еще раз говорю: правительство Московской области требовало от меня, присылало мне бумаги. Воробьев мне лично и другим говорил: не кивайте на сити-менеджеров, мы будем спрашивать с глав районов и городов. Именно поэтому мне лично расписывались бумаги и был этот листочек-»бегунок». И Лаврентьев говорил в суде, что листочек не был руководством к действию. Просто он знал, что я ознакомлен и все. И вообще это идея была не моей с листочком, а Филатовой.

По статье 289. Мне непонятно, что прокуратура говорит, что Шестун давал землю. Почему не допросили Атаманюк, Осипова? Почему 50 человек допросили, а 200 нет? Если так хочет прокуратура доказать, да еще 20 лет дать? Никто никогда не давал показаний о том, что Шестун просил кого-то назначить директором. И я действительно не знаю большинство этих компаний, которые перечислены.

Всего в отношении меня было около 100 доследственных проверок, в рамках противостояния с прокуратурой Московской области. И ни одного постановления главы района (а их несколько тысяч) не признано незаконным! А месть прокуратуры понятна, я был заявителем по игорному делу. Понятно, все сейчас по указке генерала ФСБ Ткачева, указания Суховой и Третьякова.

Я знал про все парк-отели района. «Царьград», «Воздвиженское», «4 сезона». Я всегда интересовался, как они развиваются. И не только объектами туризма, но и у предприятий спрашивал. Любой руководитель, который хочет экономически поднять район, а я серьезно поднял район, и это все подтверждают, даже недоброжелатели, включая губернатора Воробьева. Район превратился в хорошую инвестиционную площадку, в том числе фармкластер появился. Если я хочу развить экономику района, а это была моя «фишка» предвыборной программы, моя философия и мои убеждения. Малый бизнес и местное самоуправление способны вытащить Россию вперед, поскольку именно они дают возможность гражданам на инициативу, осознанность, понимание, что от них зависит судьба, а не губернатор или президент решает. Россия ратифицировала Европейскую хартию, которая лежит в преамбуле закона о местном самоуправлении. Я всем бизнесменам помогал.

Здесь Якушев выступал, президент СТПП, он мне показывал и в городе объекты, номерной фонд. Я должен знать, чтобы руководить районом, что и как работает ,что приносит какую прибыль. Что тут удивительного?

Я всегда Казаковой говорил, какой отель как заполняется. И «Окская долина», которая прорабатывалась, которая не была поддержана губернатором, и земли рекреации в Московской области по-прежнему самые дорогие. Сама Казакова не владеет ситуацией. 

«Шестун был инициатором Масленицы в парке «Дракино». Вы что, обвинение, хотите еще поговорить о Масленице? Ведь поэтому вам Казакова сказала, что рестораны никогда не были на 100% заполнены, потому что на тысячи гостей бесплатно столы накрывались на улице.

Почему такое внимание было у меня к «Дракино»? Потому что когда я был в опале у губернатора и он дал мне полгода — построишь или нет, я упал на колени перед Криводубским, чтобы он построил. Что от этого зависит моя жизнь. И большая часть денег была там Криводубского. А федеральные деньги — на них строился аэродром и федеральные объекты. Я привел его туда. Плюс нигде больше не было такой социальной площадки с бесплатными мероприятиями для детей. И единственный бесплатный пляж сертифицированный на весь район.

Россия испытывает огромную нехватку летчиков, берет даже гастарбайтеров. «Дракино» — проект абсолютно социальный. Я вам расскажу, что такое незаконное предпринимательство! Это ФСИН-магазин! Продукты плохого качество в 3 раза дороже! У «Дракино» и 5% не было муниципальных заказов, они ориентированы на частный рынок. Попробуйте, прокуроры, выйдете на рынок! Вы разоритесь там через 2 недели!

Судья Юферова делает замечание.

Шестун: Почему нет конкурсов в институты, кроме академий ФСБ, прокуратуры? Потому что никто не хочет быть предпринимателем, все хотят судить на 20 лет!

«Имущество Шестуна не соответствовало доходам». Я неоднократно заявлял, что я был предпринимателем. Приобрел базу металлопроката, магазин «Браво» задолго, как стал главой района. Поэтому вообще не понимаю этих доводов.

«Шестун не снимал деньги с карты». У меня было достаточно собственных средств. У меня был товарный запас на 40 млн рублей, который я передал матери, и он так и не выкуплен был. Процент за товар в запасе они платили матери. Аренда ей платилась.

Я говорил, что не хочу терять предпринимателей, чтобы все работали в районе инвестировали. Чем больше земли в частной собственности, тем лучше для района. Пустая земля не приносит доходов. Когда на пустырь села «Лента» и построился с нуля «Браво», то идет налог на землю, налог на прибыль, НДФЛ и т.д. Во все бюджеты. Это новые рабочие места. И там чисто.

Земля в частной собственности — это хорошо, это доход. От того, что вы подпрыгиваете от конфискации, России это только минус.

«Шестун управлял через Криводубского». Что это значит? Читайте показания Криводубского. Он же говорит, что Шестун не участвовал в бизнесе. 

«Не намеревались строить ТЦ, а взяли участки земли с целью перепродажи». Но мы всех свидетелей спрашивали в суде, тот же Ветров, Дыев, Доронина рассказывали, что когда участок брался, был проект большой, и делал его Войцеховский из Германии, известный человек.

Это все подтвердили. Так что неправда, что земля бралась для перепродажи…

По статье 290. Начнем с начала. Прокуратура сказала, что Шестун в кабинете потребовал у Гришиной взятку. Но Гришина говорила, что я не в кабинете, а на узком совещании якобы сказал, что надо делиться. Когда я начал уточнять этот момент, как и где было сказано это, то она заявила уже, что на спортбазе «Красные крылья». Но ни в каком кабинете я у нее взятки не просил даже по ее показаниям. С чего это прокуратура взяла? Я потом спрашивал у Гришиной, какие слова я произносил? Она сказала — что когда я говорил, что планирую отдыхать, она решала, что надо давать взятку. Но так можно на любое слово сказать, что это требование взяток.

«Кривова сказала, что Шестун дал указание ехать в Белоруссию». Но я не давал таких указаний и Кривова такого не говорила! Как вы можете на такие слова ссылаться? Она не говорила! Она заявляла, что Гришина ей это предложила.

Вообще во всех странах органы верят в первые показания, потому что они самые правдивые. А потом можно уже додумать. Важно и то, что в тот момент у Кривовой мать была задержана, и человек мог под давлением дать показания.

Это избитая практика сажать в тюрьму. Вчера Коньков, который спал на моей кровати, в обмен на свободу дал показания на Меня. Подписала, оговорила, тут же вышела на свободу, получила условный срок. Так что имеет отношение досудебное соглашение Гришиной к нашему процессу. Все, кто дал показания против меня вышли на свободу. Все, кто за меня, тех осудили. Одно и то же обвинение у Конышевой и у Жильцовой. Но Конышева оговорила — на свободе, Жильцова нет — уехала.

Водитель Левкин, который якобы видел, как Гришина садилась со свертком с 18 до 19 часов, в конце ноября, говорил, что светило солнце… В конце конец ноября уже в 4 часа темно. До 18 часов еще 2 часа, а у Левкина светило солнце. Ну, что это за доказательство?

Гришина сама сказала, что подошла к Шестуну и сказала, что тренажеры подобрали, давайте я оплачу. Я ответил: «Криводубский приедет и оплатит». Это Гришина сказала в своих показаниях. Ну, и где доказательства?

«После 2013 года Шестун продолжил управлять районом, и Лаврентьев подтвердил». Лаврентьев как раз другое сказал! Что он не позволял вмешиваться и ни одно указание Шестуна не выполнял. 

Вы привели в пример выговоры Гришиной как косвенное доказательство, что я на нее давил. Повторю: она боялась увольнения, говорила об этом. 2008, 2010 2012 год но через год выговор теряет свою силу, а они были раз в 2 года. Но почему-то здесь никто не посмотрел, сколько у нее наград. У нее 3 степени знака за заслуги перед Серпуховским районом, федеральные награды, которые без меня она бы тоже получить не могла. И чтобы уволить, мне никакие выговоры были не нужны. Когда я избрался и хотел ее уволить, взяв вместо нее спортсмена, я просто сказал: «Напиши заявление», и она написала. Но потом оказалось, что Милосердов плохо работал, я извинился перед Гришиной и попросил вернуться назад. Никаких выговоров Гришиной не нужно было, чтобы ее уволить. Это все подтверждают.

«Были изъяты документы в «Берлоге», что подтверждает ее принадлежность Шестуну». Я, жена давали показания, что мы отдыхали в «Берлоге». Может, могли что-то забыть. Да и привезти туда мог это любой человек. Как это доказывает, что «Берлога» мне принадлежит? «У Шестуна в кабинете обнаружены документы о покупке тренажеров». Это что вообще такое? У меня не было таких документов никогда.

Судья объявляет перерыв, просит врача осмотреть Шестуна.

***

Температура 37,0, есть жалобы на боли в сердце.

Врач оправдывается, что у него нет электрокардиографа. Судья предлагает отдохнуть 10 минут, Шестун жалуется на плохое самочувствие.

Белов: Я отмечаю, что Александр Вячеславович с начала заседания плохо слышит.

Юферова: Потому что мы в масках. 

Белов: Мы всегда в масках, а слышит он плохо сегодня. Я считаю, что нужно вызвать скорую. Однако доктор не видит оснований, заседание продолжается.

Слово берет адвокат Людмила Сметанина.

Уважаемый суд, участники процесса, начну с обвинения моего подзащитного в совершении преступления. предусмотренного ч.6 ст 290 УК РФ.

Сторона обвинения так и не определилась, какая привилегия была предоставлена Гришиной, так что обвинение неконкретно с самого начала. Кроме того, В тот период, который охватывает сторона обвинения, у Шестуна не было полномочий в отношении Гришиной. Хочу обратить внимание на то, что глава администрации заключает контракт по результатом конкурса. Шестун не мог принять кадровое решение без коллегиального мнения.

В обвинительном заключении указано, что Шестун получал лично взятки от Гришиной в своем кабинете. Во время допроса в суде, Гришина указала, что единственным свидетелем был секретарь. Пр этом, со слов Гришиной, она предупреждала секретаря, чтобы та никого не пускала. Секретарей было два. Один из них свидетельствовал, что Гришина никаких указаний ей не давала. В своих показаниях другой секретарь, Агеева, пояснила, что Гришина посещала Шестуна, как и остальные, при этом она была без ручной клади, никаких распоряжений секретарю не давала.

Во время допроса в суде 17 марта 2020 года Гришина пояснила, что не раз поощрялась Шестуном до дачи взяток. Это подтверждает показания подсудимого, что поощрения Гришиной были. В связи с этим защита критически относится к утверждениям Гришиной о плохом к ней отношении.

Свидетели защиты указывали на то, что не отмечали особого отношения Шестуна к Гришиной. Даже один из основных свидетелей обвинения, Кривова, поясняла, что ежегодно в работе департамента выявлялись недоработки, как до начала предполагаемой дачи взяток, так и после. Это ключевой свидетель обвинения! Поэтому акцент стороны обвинения на проверках хозяйственной деятельности АНО «Надежда» безоснователен.

Относительно финансирования спорта, утверждение Гришиной о том, что спорт стал финансироваться лучше, также опровергаются официальными документами. Мы видим существенное снижение расходов на спорт с 2014 года по 2018, а бюджет 2014 был сформирован в 2013 году.

Сегодня сторона обвинения указывал на то, что Шестун потребовал у Гришиной передачу спортивного оборудования для базы «Медвежья берлога». На просьбу защиты подробнее описать слова Шестуна, которые ей говорила свидетель Луговая относительно тренажеров, она сказала «Борис Геннадьевич вернется — и все оплатит».

Хочу обратить внимание на то, что свидетель Казакова в своих показаниях рассказала, что «Медвежья берлога» — это гостиница. Она поясняла, что консультировала дизайнера относительно требований гостиничного стандарта.

В обвинительном заключении должно быть указано время совершения преступления. В обвинительном заключении содержится продолжительный период. При этом в судебном заседании были исследованы документы о предоставлении Шестуну ежегодного отпуска. Следовательно, в период передачи взяток, согласно заключению, Шестун отсутствовал на своем рабочем месте. Подобная неопределенность является существенным недостатком уголовного дела.

Среди организаций, которые были аффилированы Шестуну, Гришина указала несколько организаций. При этом в других показаниях она рассказала, что ООО «Центр» перечисляло деньги на счет АНО «Надежда». Остается неясна цель взятки. Гришина сначала аккумулировала деньги от аффилированной организации на счету АНО, а затем передавала Шестуну?

Ситуация с «Центром» в принципе выходит за пределы логики. Шестун через аффилированое юрлицо перечислял деньги, чтобы Гришина вернула их ему в форме взятки. Очень странно.

Хочу прокомментировать один из эпизодов дачи взятки, о котором рассказала Гришина. Свидетель Левкин (водитель) видел, что Гришина садилась в машину Шестуна, при этом было ясно и светло. Свидетель даже пояснил, во что был одет Шестун, то есть, видимость была отличная, прекрасная. На вопрос Шестуна свидетель пояснил, что светило солнце. Данное обстоятельство опровергается сведениями с метеосайта. В конце ноября закат солнца с Серпухове произошел в 16:30. Свидетель говорил об интервале с 18 до 19 часов.

Проследим теперь, как менялись показания Гришиной относительно сумм. Сначала в них ни слова нет о даче взятки в машине. Потом сумма взятки удивительным образом вырастает до 9 млн. рублей. В жизни Гришиной тем временем произошло несколько важных событий. Серпуховский суд избрал ей меру пресечения в виде заключения под стражу. Затем эту меру заменяют на домашний арест. Обращаю внимание, что первые показания Гришина давала до того, как в отношении нее избрали меру пресечения арест.

Гришина находилась в отношении неопределенности, не зная, каким будет решение по ее уголовному делу. Относительно показаний Кривовой. Они также менялись в ходе предварительного следствия. В первом допросе от августа 2018 года свидетель ничего не сообщила о передаче взятки. Почему, если она знала?

Опять же, информацию о взятках она получила от Гришиной, со слов. Очевидцем передачи она не была. При этом в августе 2018 года Кривова утверждала, что ей ничего не известно о деятельности организаций, которые заключали сделки в целях обогащения Шестуна.

А в декабре 2018 года Гришина и Кривова изменили показания. свидетель дала пояснения об обналичивании денежных средств со счетов АНО «Надежда».

Считаю, что вина Шестуна не доказано, обвинением не представлено убедительных доказательств.

Сторона обвинения обратила внимание на нормативно-правовые акты по борьбе с коррупцией. Я тоже хочу заострить на этом внимание. Дело в том, что, действительно, какие-либо профилактические меры, принимаемые государством, в том числе, ряд законов о противодействии коррупции, будут эффективными при тщательности следствия.

ПЕрехожу к следующему составу.

По словам обвинения, в феврале 2008 года на территории Серпуховского района якобы Шестун и Криводубский разработали преступную схему. Из представленных доказательств, участие Шестуна в разработке какой-либо схемы не доказано. Даже участие.

Представитель истца Пупышева не смогла в суде объяснить, в чем конкретно противоправность завладения участком в деревне Борисово.

Когда «Центр» приобретал эти участки, действовала статья 36 Земельного кодекса, и ни один пункт не был нарушен.

Свидетель Доронина в судебном заседании ответила: «Какие могут быть сомнения в законности, если все проверяет юридический отдел?» Действительно, все службы администрации подтвердили законность передачи.

Свидетель Шейко пояснила, что она считает предоставление участков неправомерным, ссылаясь на Земельный кодекс. Якобы там было требование о минимальной площади застройки. Защита просит суд критически отнестись к показаниям Шейко. Свидетель ссылалась также на некую арбитражную практику, которая в какой-то период изменилась, но никаких подробностей не сообщила.

Свидетель Плетушков во время допроса в суде пояснил, что в 2008 году он лично выезжал на земельные участки и видел домики сторожа. Там уже был магазин «Браво» и планировалось возведение гипермаркета «Лента».

Относительно задолженности ООО «Центр» по арендной плате — обвинение указывало на нее как на исключительное обстоятельство. Но тот же Плетушков пояснил, что это нормальный рабочий момент.

Не было никакого запрета для администрации предоставлять землю в собственности при наличии задолженности.

Свидетель со стороны «Ленты» пояснил, что в правилах «Ленты» — покупать только тот участок, где через год можно открыться. В Серпуховском районе не было аналогичных участков. Юристы «Ленты» перед заключением договора проверили, как выделялись участки, откуда возникло право собственности.

Заместитель серпуховского прокурора Кукушкин указал на некую несоразмерность площади участков и строений, однако это лишь его мнение без ссылки на нормативно-правовые акты, оно не может быть доказательством по уголовному делу. Свидетель Петровичева (Филатова) в свою очередь указывала 80% застройки, а Кукушкин — 70%. Непонятно, на какие НПА они опираются в этих измышлениях. У каждого из нас может быть свое мнение.

Свидетель Агапова пояснила, что единственным приоритетом ООО «Центр» при приобретении участка было то, что на нем размещались домики сторожей. Это не противоречит статье 36 Земельного кодекса России.

Свидетель Алексеева также не отрицала, что предоставление земельных участков было законным, однако она назвала его сомнительным, сославшись на некие морально-этические терзания.

Свидетель Базанова на вопрос защиты ответила, что предоставление участков было законным.

Вменяемое моему подзащитному преступление не имеет признаков противоправности. Действия администрации были законными. Имели место предпринимательские риски.

Сделки, совершенные с земельными участками в Борисово, осуществлялись без участия подсудимого. Никаких распорядительных функций подсудимый не имел.

И еще раз подчеркиваю, что все юридически значимые действия сами по себе ничего противоправного не имеют. Одно юридическое лицо приобрело участок. Оно собственник. Дальнейшие действия — это уже их решение. При чем тут Шестун? Ни один свидетель не указал, что ему достоверно известно, что Шестун давал указания на совершение каких-либо юридических действий.

В части обвинения Александра Вячеславовича в участии в незаконной предпринимательской деятельности. Я обратила внимание на то, с какого момента данный запрет был введен. Данная статья введена в 2011 году. Мне непонятно тогда, на каком основании сторона обвинения рассматривает период до 2011 года.

Конечно, обвинения ссылается еще на другой закон, однако запрет на участие в предпринимательской деятельности через доверенное лицо был введен только в 2015 году.

При этом гособвинителем не доказано участие Шестуна в деятельности этих организаций. Допрошенные в суде свидетели показали, что никакого отношения Шестун к их бизнесу не имел, распоряжений не давал, денежных средств от прибыли не получал. Свидетель Кармозин все уже сказал, что лично с Шестуном никогда не общался. Ни один свидетель обвинения, которые описывали красочно аффилированность, не смог назвать источник своей осведомленности.

Свидетель Девятков указал, что источник его осведомленности — «народная молва». Показания свидетеля Базановой полностью опровергаются показаниями Алешиной, которая подробно рассказала процедуру проведения торгов, как это осуществлялось на электронных площадках, когда комиссия узнавала, какое юрлицо скрывается за тем или иным участником. Свидетель доказала, что Шестун не мог повлиять на ход процедуры.

Мой подзащитный говорил, что бюджетный кредит выделялся только на ключевые объекты. Как мог Шестун сам выбирать, кому предоставлять кредит, а кому нет?

Решение Красногорского суда действительно вступило в силу. Судья Потапова обосновала, что протоколы допросов свидетелей по уголовному делу, их копии приобщены были. Потапова указала, что по уголовному делу приговор еще не вынесен, что не исключает возможности их приобщить. 

Данный приговор не может быть доказательством того, что Шестун может быть причастен к бизнесу.

Якобы было указано про «холдинг Шестуна», текст данного решения я несколько раз перечитала, там нет такого.

Также относительно выводов об аффилированности. Ни один свидетель в суде не пояснил, что такое аффилированность. Были слова о влиянии, правда, в чем, не понятно. Если мы говорим об аффилированности юрлиц, то надо подтвердить его участие: входил в совет директоров, был учредителем? Решения Красногорского суда недостаточно. Мы говорим не только об аффилированности, но о причастности Шестуна.

Касаемо показаний Рощина, который сообщил о несоответствиях содержимого протокола с тем, что он говорил. Рощин сообщил в суде, что давал показания под сильным давлением, после ночного обыска, допрос длился с 12 дня до 12 ночи.

Протокол допроса Сугоняко. Сугоняко сказал в суде, что следователь подсказал ему относительно аффилированности «ИТВ-сервис». Да, следователи допрошены в суде. Но прошу суд критически к ним отнестись. Следователь может быть свидетелем только по фактическим обстоятельствам, а не связанных с его работой. Тем не менее все, что происходило во время допросов, было связано с исполнением должностных обязанностей. То, что следователи пояснили, что все след действия мы проводим в соответствии с законом… Это же не свидетели, они не пояснило по фактическим обстоятельствам. Они ничего не помнили!

И вот Сугоняко ничего не знал об «ИТВ-сервис», пока следователь ему не подсказал.

Следователь не предложил свидетелю сделать замечания к протоколу.

Протокол допроса Рабочих. Он сообщил в суде, что его показания основаны на предположениях. А в протоколах написано в утвердительной форме.

Прошу учитывать пояснения свидетелей в суде, как проводились допросы, и что показания, данные на предварительном следствии, менялись в суде.

Рабочих не сообщал следователю об аффилированных организациях.

Протоколы Дунина. Защита полагает, что показания он давал под давлением. Следователь задавал по 5-6 раз одни и те же вопросы, провели ночной обыск.

Также в ходе допроса Гришиной, она сказала, что ей известно об аффилированных организациях, упомянув, что это еще и «Роллтон» (компания «Маревен Фуд Сэнтрал», дочернее предприятие холдинга Mareven Food Holdings), потому что им оттуда тоже звонили, и она слышала. Ну, так можно дойти до различных выводов. Любая организация со слухов, со слов умерших людей может стать аффилированной.

Такие источники осведомленности говорят о том, что в деле отсутствуют доказательства и очевидцы, чтобы Шестун давал незаконные распоряжения.

Сметанина просит вынести оправдательный приговор.

***

Слово берет адвокат Белов.

— Я не согласен ни с правовой оценкой его действий, ни с самим фактом. Я считаю, что сегодняшний результат — это результат ошибки обвинения. Я заявляю, что Шестун непричастен к преступлениям, о которых говорило обвинение.

В позиции гособвинителя по взятке есть очевидные факты: что в декабре 2012 года Шестун являлся руководителем администрации и был начальником Гришиной, что автомобиль «Хёндэ  Экус» являлся его служебным автомобилем, что Шестун беседовал с Тихомировой. Но есть обстоятельства, установленные судом: отсутствие у Шестуна властных полномочий с 2013 по 2018. Невозможность присутствия в своем кабинете во время отпуска. Отсутствие у Гришиной мотива для дачи взяток Шестуну. А также мотив Гришиной на оговор. Возможно неосознанная ложь свидетеля Левкина. Не нашли подтверждения факты получения Шестуном денег от Гришиной в его служебном кабинете. После сентября 2013 года полномочия главы Серпуховского района изменились — были убраны организационно-распорядительные функции в отношении администрации. Пленум о судебной практики о взяточничестве указывает, что конкретные действия хотя и не оговариваются, если идет речь о покровительстве, но должна быть юридическая возможность таких действий, а на взяткодателя должны распространяться контрольно-распорядительные функции того, кому он дает.

Пленум тот должен быть «дорожной картой» следователя, но в ходе судебного следствия не представлены доказательства, что с Шестун обладал властными полномочиями в отношении Гришиной. Напротив, судом исследованы доказательства обратные — Устав Серпуховского района. Шестун не обладал властью в отношении Гришиной.

Обвинение приводит периоды взяток в служебном кабинете Шестуна. Однако в ходе допроса Шестун объяснил, что в отдельные дни он участвовал в мероприятиях, исключающих его нахождение в кабинете. Совещания, выезды в правительство Московской области, посещение врача.

Согласно сведениями погранслужбы ФСБ, в один из периодов «получения взяток» он находился в отпуске в Турции, что исключает нахождение его по адресу получения взятки.

Сведения свидетеля Левкина относительно 24 ноября 2017 не подтверждаются. Во-первых, они очень косвенные. Во-вторых, сейчас примерно то же время, о котором говорил свидетель, что там солнце светило, а сейчас глухая ночь.

Обвинение говорит, что в мае 2018 Шестун согласовал с Луговой тренажеры (как взятку в качестве попустительства по службе Гришиной). Тренажеры были доставлены на базу отдыха «Медвежья берлога». Причастности Шестуна к деятельности ООО «Винтер» (владельца базы) не обнаружено. В ходе обыска в «Берлоге» предметов и документов свидетельствующих о принадлежности к Шестуну не обнаружено.

Согласно показаниям свидетеля Рабочих, на базе отдыхали гости. И другие свидетели сообщаю сведения, которые исключают возможность пользования базой одним лицом.

Свидетели Игнатов, Кирик и Бурлаков поясняют, что перевозили тренажеры в «Берлогу», однако перевозили в мае 2018, до возбуждения уголовного дела, что свидетельствует о непричастности Шестуна.

Весьма показательна хронология появления сведений у следователей по ст. 290 УК РФ. Сначала Гришина пишет заявление о готовности давать показания против Шестуна. Документ кулуарный, там нет даты регистрации, подтверждений о том, что о заявлении доложено руководителю следственного органа. Следом Гришина дает показания, что передала Шестуну 5 млн рублей и называет примерные периоды передачи, говоря о 2005 или 2006 годах. Полагать, что она не помнила даты, странно. Она не производит впечатление неконкретного человека. Затем Гришина задержана и помещена под стражу. 31 октября 2018 она заключает досудебное соглашение, где дает обязательства дать показания против Шестуна. Никаких сведений, которые обязалась, она не сообщила, тем не менее это договор послужил основанием для изменения меры пресечения — ее перевели под домашний арест. То есть когда следователю стало известно о преступной деятельности Гришиной, она написала о взятках Шестуну.

Следователь вновь руководителю не докладывает, резолюция не стоит, нарушен приказ СК, регламентирующий порядок регистрации подобных документов!

28 ноября 2018 года Гришина дает показания, что взятки были уже на другую сумму, плюс тренажеры. Называет периоды. Причем те суммы, которые якобы Гришина передает в декабре, она делает добавление к сумме «примерно». В зале суда Гришина давала показания, глядя в копию протокола допроса. Все это дает основание говорить о несоответствии и недопустимости доказательств. И все обвинение по взятке несостоятельно, нет незыблемых доказательств. Сумма взяток вновь увеличивается при очередном допросе Гришиной. Затем свидетель Кривова дает показания, сообщая, что посредничала при передаче взяток. Что снимая со счета, знала со слов Гришиной, что деньги для Шестуна. Порядок приема сообщений о преступлении нарушен! Что повлекло большие последствия. Из памяти Гришиной исчезают целые период дачи взяток. Даты постоянно меняются. Следователь не провел ни одного допроса Гришиной, когда она была под стражей. А ведь она могла быть осуждена и отправлена за пределы области. Следователь должен был бы допросить, но не воспользовался этим.

Считаю необъяснимым и прекращение уголовного преследования коллеги Гришиной — Фокиной, хотя и показательным.

В суде оглашалось, что с 2013 года изменялось количество выделяемых средств на спорт, что входит в противоречие с показаниями Гришиной, так как денег выделялось меньше после предполагаемых взяток.

В обвинении указано, якобы Шестун получал взятки за покровительство и попустительство по службе, что противоречит статье 290, где стоит союз «или». Замена слова с одного на другое понятна — усилить конструкцию, но с точки зрения закона обвинение не соответствует закону.

Суду известно, что в период, когда Гришина якобы передавал взятки, у нее дома была совершена кража — похищено 7 млн рублей, что с учетом обстоятельств дела и доказательств, на которые ссылается обвинение — выписка со счетов АНО «Надежда» и др. организаций спорта, следует, что за интересующий следствие период с расчетного счета снято около 30 млн рублей. А это неконтролируемый вывод средств, который не мог быть не замечен следователями, и это дополнительный мотив.

При осмотре в «Надежде» тренажеров Луговая и Разин подтвердили, что это те самые тренажеры, которые были в «Берлоге». Но оба не были в «Берлоге», поэтому они не могут такое утверждать.

Мы разбираемся с конкретными должностными обязанностями Шестуна, а не с тем образом, который он производил. Об образе можно сколько угодно говорить, но с 2013 года у него не было властных полномочий в отношении Гришиной.

Обвинение говорит, что из рабочего кабинета Шестуна изъят лист бумаги с изображением тренажеров. Мы не рассматривали эти листы подробно, но мне известно по изучению дела, что на этих листах отсутствуют даты, там другие наименования брендов тренажеров, там нет компании «Cross Fitness», они никак не связаны с тем, что приобрела Гришина через АНО «Надежда» для «Берлоги».

В фабуле обвинения отсутствует основная ссылка на хищение — оно безвозмездное и противоправное. Так вот в фабуле обвинения нет этих двух признаков.

Участие Шестуна в деятельности ООО «Центр» остается в тени. Есть показания Слухая, Шейко, Соколова, что убедили Шестуна в законности постановления о передаче участков. Свидетель Агапова, инженер БТИ, сообщила, что домики сторожа, благодаря которым появилась возможность льготного выкупа, являлись капитальными. Другие свидетели тоже подтвердили — Брыкин, Плетушков. Все показания подтверждают отсутствие противоправности при продаже участков. Прокуратурой не представлены нормативно-правовые акты, препятствующие такой сделке. Так что обвинение тут декларативно и голословно. Разница между рыночной стоимостью и ценой, уплаченной ООО «Центр», — в то время закон позволял продать по льготной цене при наличии капитального строения.

Все решения администрации Серпуховского района принимались после согласования с профильными службами администрации. Обвинение говорило о неком страхе перед увольнением. Это ничего не объясняет и не доказывает.

Ну, уволили бы? Соколов сам уволился через два года после этих событий и прекрасно устроился, о чем сам сообщил. Никаких проблем не возникло. Страх перед увольнением может заставлять людей совершать какие-то поступки в противоречие с законом — ссылка на это для гособвинителя поверхностна.

Коллегиально администрацией принято решение, которое формально подписано главой либо заместителем. Это говорит о невиновности Шестуна.

Обвинение говорит, что преступный умысел направлен на незаконное приобретение права на участки. Но потерпевший (администрация) не предпринимал попыток вернуть участки после ареста Шестуна. 

Обращу внимание на ссылку на показания Кукушкина — единственного изо всех свидетелей, который взял на себя труд объяснить, почему он считает сделку незаконной между администрацией и ООО «Центр». Он привел аргумент, что передача в собственность подлежит только прилегающая к зданию территория. Что значит прилегающая? Это сколько? Этот термин означает, что между зданием и границей участка отсутствует еще какой-то участок. Любой неразрывный участок может быть прилегающим.

Мнение Кукушкина хоть и элегантное, но не подтверждено законом, и его так же нельзя принимать во внимание.

Статья 289. Обвинитель так и не сказал, по какому адресу происходило преступление? И период какой?

Нормы Уголовного кодекса: необходимо доказать нарушение запрета. Поскольку закон об общих принципах организации местного самоуправления (в редакции, где был запрет на управление коммерческой организацией) вступил в силу в 2015 году. Все действия, которые включены в обвинение до этого периода, должны быть объяснены. Дело должно быть возвращено прокурору для устранения нарушений.

При отсутствии должностных полномочий на единоличное принятие решений по выдаче бюджетных кредитов, период после 2011 года должен быть исключен из обвинения.

Обращаю внимание суда на специфику уголовного процесса как на стадии предварит расследования, так и в суде. Уголовное дело возбуждено 13 июня 2018 по 286 УК РФ. В этот день в его жилище и на работе, у многих жителей района проведены обыски. Многие допрошены более 10 раз. Усталость свидетелей сказалась на допросах, они не возражали следователям. Перерывы делались не всегда, вопросы задавались наводящие, даже протоколы составлены в наводящем виде. Если свидетелей не помнил, их сажали и говорили — вспоминай. Так сказала свидетель Доронина. С особо строптивыми вели перекрестные беседы, предлагая перейти на «светлую сторону».

Отсутствовали основания для возбуждения уголовного дела, и следственные действия проведены с нарушениями закона. Основание — наличие достаточных данных преступления.

14 июня 2018 года предъявили обвинение в превышении должностных полномочий, которое выразилось в предоставлении ООО «Центр» 4-х участков в деревне Борисово».

В действиях Шестуна нет ни одного признака этих действий. И обвинение изменено на мошенничество с использованием служебного положения. Принятие решения о возбуждении уголовного дела дела я считаю незаконным.

Следователем в ходе выделения материалов из уголовного дела совершено копирование. Закон позволяет предоставлять в копиях только процессуальные документы, поэтому следователем совершено нарушение закона, которое не дает возможности суду определить, насколько точно совершено копирование. Остается вероятность, что содержание документов изменено. Чтобы устранить сомнения, необходимо определить процессуальную судьбу этих документов, ссылаться на них при вынесении приговора невозможно.

Часть осмотров, не все, проводились с нарушением, поскольку понятые не участвовали.

При таких обстоятельствах нарушается уголовно-процессуальное законодательство, должна быть сплошная видеозапись, показывающая, в каком виде находились предметы и документы, какой была упаковка. Фототаблицы, которые прикладываются к протоколу осмотра, таким доказательством быть не могут. Не исключается вероятность того, что содержание документов искажено. В протоколе нет сведений о проведении аукционов по продаже земельных участков, хотя они доказывают невиновность Шестуна.

Я уверен, что эта информация не включалась в протокол осмотра сознательно. Это еще один довод в пользу моей позиции.

Я приложу перечень доказательств, которые считаю недопустимыми, мы уже говорили о них.

Я считаю также, что судебное слушание проведено с нарушениями. Невозможность подсудимому и защите подготовиться к процессу, отсутствовала возможность иметь свидание с защитниками наедине — все это нарушало право на защиту. Сторона защиты неоднократно указывала на это, тем не менее, нарушения продолжались.

В качестве характеристики Александра Вячеславовича я хотел сказать следующее. Александр Вячеславович женат, воспитывает пятерых детей, он любящий отец и внимательный сын, каждую свободную минуту он посвящал семье, воспитанию детей.

Александр Вячеславович Шестун три раза наделялся доверием жителей Серпуховского района, избиравших его Главой. За время с 2003 по 2018 годы Серпуховский район Московской области из района с показателями ниже среднего вышел в стабильные лидеры в области промышленности, социальной сферы, образования, культуры и спорта, труд Главы района неоднократно отмечался грамотами и иными поощрениями Губернатора Московской области, государственные и общественные организации много раз награждали Александра Вячеславовича грамотами и почетными знаками и званиями, подтверждающие документы исследовались в судебном заседании.

Шестун — образец гражданина и эталон чиновника, самостоятельный, креативный, внимательный к каждому жителю, идеалист и романтик — он привнес в рутинную, по сути, должность Главы района творческое начало, вдохнул жизнь в отдаленный подмосковный район, превратил серпуховскую землю в особую экономическую территорию, заставил все вокруг себя бурлить и работать в невиданном до него темпе, провел индустриализацию районного масштаба, опыт Александра Вячеславовича, как чиновника новой волны, посвятившего свою жизнь людям, бесценен.

Шестун проповедует простой постулат – качество жизни каждого жителя района повышается пропорционально увеличению предпринимательской активности в районе, предприятие, открытое на территории района, влечет неизбежное развитие в социальной, культурной сфере, формирует рабочие места и наполняет налогами бюджет. При этом Шестун создал безупречную систему исполнения муниципальных контрактов за счет личного контроля за каждым предпринимателем, вступившим в договорные отношения с муниципалитетом, из построенных Шестуном школ выпускаются золотые и серебряные медалисты, выстраданные Александром Вячеславовичем стадионы выдают рекорды и достижения, асфальтированные дороги простираются до каждого самого отдаленного и малонаселенного пункта района, инженерные системы обновлены и бесперебойно работают. 

Для достижения этих высот Шестун сам работал в неистовом темпе и заставлял работать каждого сотрудника администрации. Выступавшие в суде свидетели из старой гвардии сотрудников говорили о колоссальной разнице в работе администрации до и во время Шестуна. Александр Вячеславович заразил энтузиазмом основную часть администрации района, молодые душой сотрудники гордятся работой при Шестуне. Те же, кто не смогли перестроиться, кто не захотел подняться на уровень Шестуна, таких мы тоже видели в этом зале, демонстрируют невнятное неприятие методов Шестуна, это естественный процент вялых, неинициативных, ленивых людей, которые инстинктивно стремятся в тину, в безвременье, для них Шестун источник беспокойства, они знают, что на его фоне их безликость становится очевидной и стремятся очернить, оболгать, унизить Шестуна, чтобы оправдать свою никчемную жизнь. Как писал Юрий Визбор «Слава Богу, есть у нас враги, значит, есть, наверное, друзья».

***

Слово берет адвокат Трофимов

Я считаю, что виновность моего подзащитного не доказана. Виновность в даче взятки обвинение доказывает показаниями Гришиной и Кривовой, при этом Кривова знает о факте взятки только со слов Гришиной. При этом она находилась в служебной зависимости от Гришиной.

Ни Земельным кодексом, ни иными законами не устанавливалась соразмерность строения земельным участкам.

Методические рекомендации не могут являться свидетельством того, что, передавая участки в собственность, мой подзащитный совершил преступление. Даже если предположить, что выделение участков было нерациональным, это не может случить основанием для привлечения к уголовной ответственности. 

Говорить о том, что мой подзащитный совершил преступление, не представляется возможным. Он действовал в рамках своих полномочий в полном соответствии с законодательством.

Прокурор Кукушкин указывал, что, по его мнению, земельные участки предоставлены незаконно. Вызывает недоумение, почему прокуратура не обратилась в арбитражный суд. Я думаю, после проведения проверки прокуратура понимал, что дело законное. Таким образом, полагаю, выводы гособвинения строятся на предположениях.

Судья Юферова предлагает Шестуну сказать последнее слово, но он жалуется на плохое самочувствие и говорит, что не  успел полноценно подготовится к последнему слову , так как времени судом было предоставлено крайне мало

Судья объявляет перерыв на 30 минут, «чтобы все отдохнули».

Комментарии